г. Санкт-Петербург, м пл. Восстания, м Чернышевская,
ул. Некрасова, дом 34, офис 6

 

пн. - пт. с 10:00 - 19:00,
сб. - вс. – выходной

 

8 (812) 579 42 04
8 (812) 986 17 72

Трудовой или гражданско-правовой: разницу объяснил Верховный суд

Вы здесь

Человек больше года проработал вахтером по договору возмездного оказания услуг, а потом компания отказалась продлевать контракт. Он обратился в суд и решил доказать, что на самом деле работал по трудовому договору, а значит, его не могли уволить без оснований. Две инстанции заняли сторону работодателя и отклонили требования истца, сделав выводы на основе кадровых документов. Но упустили из виду самое главное, решил Верховный суд.

Чем трудовой договор отличается от договора возмездного оказания услуг, напомнил Верховный суд в одном из недавно опубликованных определений. Первый тип соглашения предполагает выполнение работы как таковой, а второй подразумевает индивидуальное, конкретное, разовое задание к оговоренному сроку. Также ВС напомнил, что исполнитель услуги работает сам и на свой риск, а работники подчиняются режиму труда, действуют под контролем работодателя и не несут рисков.

К оценке этих признаков суды должны подходить не формально, а по сути, а также помнить, что любые сомнения должны толковаться в пользу трудового договора. Нижестоящие инстанции допустили такие ошибки в деле, которое дошло до ВС. В нем вахтер «Мурманского морского пароходства» Дмитрий Грушин* требовал признать его договор трудовым, взыскать недополученную зарплату и компенсацию морального вреда (суммы из актов вымараны). Он оказывал «контрольно-пропускные услуги» год с лишним, с февраля 2015-го по март 2016-го. Все это время компания перезаключала с ним договоры возмездного оказания услуг, но потом решила от них отказаться. Октябрьский районный суд Мурманска, куда обратился Грушин, занял сторону компании. Райсуд изучил кадровую документацию и и узнал, что охранник не подчинялся правилам внутреннего распорядка, трудился с 20:00 до 08:00 (хотя в правилах указано другое время – с 09:00 до 18:00), не обращался с письменным заявлением о заключении трудового договора. Этот документ не был оформлен, приказов о приеме на работу и увольнении тоже не было, как и записей в трудовой книжке, отметил райсуд. Истца допустили к работе и провели с ним инструктаж, но это само по себе не говорит о том, что с ним заключили трудовой договор. Так райсуд обосновал, что Грушин работал по договору возмездного оказания услуг (2-8547/2016). Позже с этим согласился Мурманский облсуд (33-593/2017). Он дополнительно отметил, что Грушин знал о порядке заключения трудового договора, но не принес трудовую книжку или заявление о приеме на работу. Также истец в суде не смог уточнить, кем работал: сторожем, вахтером или охранником. Как отметил облсуд, ни одной из этих должностей нет в штатном расписании, что еще раз говорит в пользу пароходства.

 

Истец пытался доказать, что с ним заключен трудовой договор, но не смог уточнить, кем работал: сторожем, вахтером или охранником.

 

С этим не согласился Верховный суд, который отменил оба акта. Он напомнил, что нужно обращать внимание не только на документы, но и на фактическую сторону дела: имелись ли в действительности признаки трудовых отношений. Однако нижестоящие инстанции не изучили этих обстоятельств. А ведь Грушин рассказывал, что выполнял не разовую, а длительную работу, действовал согласно внутренним инструкциям и подчинялся представителю работодателя, говорится в определении ВС 34-КГ17-10. Кроме того, суды проигнорировали такое важное доказательство, как документ Центра занятости населения, где говорится, что Грушин направлен в «Мурманское морское пароходство» на должность вахтера. В бумаге указаны вид работы, конкретная должность, режим работы и информация о факте трудоустройства. Кроме того, "тройка" ВС отметила, что Грушин получал зарплату ежемесячно вне зависимости от объема выполненной работы.

С такими указаниями Верховный суд направил дело на пересмотр в первую инстанцию. По словам юриста практики по трудовому и миграционному праву «Бейкер Маккензи» Георгия Мжаванадзе, компания заняла здесь стандартную для таких споров позицию: у работника не было конкретной трудовой функции, да и в штатном расписании такой должности нет. Но ВС указал, что ограничиться проверкой таких доводов недостаточно. 

Выбор и его последствия

Чтобы ответить на вопрос, можно ли заключить с человеком договор возмездного оказания услуг, заместитель руководителя практики трудового права кадрового холдинга «Анкор» Ольга Полежаева советует определиться:

  • будет ли являться услуга по данному договору разовой (иметь конечный результат) или она будет иметь постоянный характер;
  • нуждается ли компания только в конечном результате такой услуги или значение имеет сама выполняемая работа.

Кроме того, Полежаева рекомендует обратить внимание на оплату услуг. Если исполнитель ежемесячно получает деньги без актов сдачи-приемки, это будет аргументом в пользу трудового договора. Оплату услуг надо привязывать к их сдаче и приемке на основании подписанного акта, говорит Полежаева.

Компанию, которая решила заключить гражданско-правовой договор вместо трудового, могут ждать риски переквалификации, если физлицо не зарегистрировано как индивидуальный предприниматель, предупреждает Директор департамента юридического сопровождения и контроля ManpowerGroup Russia & CIS Иван Бердинских. Сделать это может, в частности, Фонд социального страхования. Это позволит ему доначислить страховые сборы, а также 20%-ный штраф и проценты за просрочку уплаты, предупреждает Бердинских. В стороне не остается и Государственная инспекция труда. С 11 января 2018 года она получила право провести внеплановую проверку организации, если узнает об уклонении от оформления трудового договора, ненадлежащем оформлении или его «замене» на гражданско-правовой договор, обращает внимание Мжаванадзе.

* имя и фамилия изменены редакцией

https://pravo.ru/story/201519/?desk_rlv